The Economist: Грязный секрет экологически чистых источников энергии

Ветровая и солнечная энергия разрушает системы электроснабжения, но правительствам не стоит прекращать поддержку их производства. Несмотря на то, что фотоэлементы и ветряные турбины были изобретены почти 150 лет назад, до сих пор с их помощью производится лишь 7% всей электроэнергии в мире. Тем не менее, происходит нечто поразительное.

Чуть более десяти лет назад экологически чистые источники энергии были на периферии энергетической системы, а в настоящее время они растут быстрее всех остальных источников. К тому же, снижение стоимости способствует их конкурентоспособности с ископаемыми видами топлива. Нефтяная фирма ВР ожидает, что на возобновляемые источники энергии в течении следующих 20 лет будет приходиться половина роста энергоснабжения на всей планете. И уже не удивительно полагать, что мир вступает в эру чистой, неограниченной и дешевой энергии.

Правда, существует одно препятствие на сумму в $ 20 трлн. Чтобы добиться указанных выше успехов, необходимо вкладывать огромные объемы инвестиций в течение следующих нескольких десятилетий, чтобы заменить старые электростанции с клубами смога и модернизировать опоры и провода, которые поставляют электроэнергию потребителям. Обычно инвесторам нравится вкладывать свои деньги в энергетику, потому что она обеспечивает надежную отдачу. Тем не менее, у зеленой энергии имеется грязный секрет. Чем больше она развернута, тем сильнее она снижает цену электроэнергии из всех источников. А из-за этого трудно управлять процессом перехода к безуглеродному будущему, в ходе которого многим генерирующим технологиям – чистым и грязным – нужно оставаться прибыльными, чтобы в домах и дальше горели огни. Если рынок не будет фиксированным, субсидирование отрасли будет только нарастать.

Политики уже видят эту неудобную правду и считают ее причиной, из-за которой необходимо тормозить переход на возобновляемые источники энергии. В отдельных регионах Европы и Китая инвестиции в возобновляемые источники энергии замедляются при сокращении субсидий. Тем не менее, решение состоит не в том, чтобы производить меньше ветровой и солнечной энергии. Оно предусматривает необходимость для всего мира переосмыслить процесс ценообразования на чистую энергию, чтобы лучше ее использовать.

Шок для системы

По сути, проблема заключается в том, что при поддержке правительства возобновляемые источники энергии были представлены на рынке, разработанном в другую эпоху. На протяжении большей части 20-го века электричество производилось и поставлялось вертикально интегрированными, контролируемыми государством монополиями. С 1980-х годов многие из них были трансформированы, приватизированы и либерализованы, так что рыночные силы смогли определиться с тем, куда лучше инвестировать. На сегодняшний день только около 6% потребителей электроэнергии получают ее от монополий. Тем не менее, повсеместно давление декарбонизированных источников энергии способствовало возвращению государства на рынки. Этот процесс является разрушительным по трем причинам. Первой из них является сама система субсидий. Две другие связаны с природой ветра и солнца: их прерывистостью и очень низкими эксплуатационными расходами. Все три помогают объяснить, почему цены на электроэнергию являются низкими, а государственные субсидии вызывают эффект привыкания.

Во-первых, выставленные на показ государственные субсидии, которые составили около $ 800 млрд с 2008 года, исказили рынок. Это произошло по благородным причинам – из-за борьбы с изменением климата и в качестве поддержки для новых дорогостоящих технологий, в том числе ветровых турбин и солнечных панелей. Но субсидии достигли высот, когда потребление электроэнергии в богатом мире застопорилось из-за растущей энергетической эффективности и финансового кризиса. В результате был избыток генерирующих мощностей, который сократил доходы коммунальных предприятий от оптовых рынков электроэнергии и, следовательно, отпугнул инвестиции.

Во-вторых, зеленая энергетика неустойчива. Капризы ветра и солнца, особенно в странах, где нет благоприятных погодных условий, означают, что турбины и солнечные панели генерируют электричество только часть времени. Для поддержки энергоснабжения система рассчитывает на обычные электростанции – угольные, газовые или атомные, которые приступают к работе, когда не работают возобновляемые источники энергии. Но так как они простаивают в течение длительного времени, для них труднее найти частных инвесторов. Таким образом, чтобы поддержки энергопоставок необходимы государственные средства.

Все зависит от третьего фактора: использование возобновляемых источников энергии имеет незначительные или нулевые предельные эксплуатационные расходы, так как ветер и солнце бесплатны. На рынке, который отдает предпочтение энергии, произведенной при самой низкой краткосрочной стоимости, ветровая и солнечная энергетика отбирает бизнес у тех производителей, которым дороже осуществлять производство, таких как угольные электростанции, приводит к падению цен на электроэнергию, и, следовательно, к падению доходов для всех производителей.

По материалам The Economist